Ода простому школьному уроку музыки.

Сегодня некоторые родители наивно выступают против школьных уроков музыки. Они считают эти уроки чем-то вроде лишней обузы в школьной программе, отнимающей время у и так загруженных детей. Причём эти же родители хотят видеть своих детей всесторонне развитыми и духовно богатыми личностями. Многие по старинке думают, что дети на этих уроках только поют, как это было в советской школе, когда и сам урок назывался «пение». Другие же считают, что на уроках музыки занимаются в сущности ничего не значащими вещами – «просто» поют, «просто» слушают музыку…

А ведь на самом деле, всё это – очень даже не «просто»!

 

Само устройство музыки от­носится к тонким материям и, соответственно этому, влияет тонко, невидимо, непосредс­твенно на душу человека.

«Цель музыки - трогать серд­ца», - говорил Иоганн Себастьян Бах, великий австрийский компо­зитор.

Ему, обладающему даром му­зыкальной гениальности, было открыто, что «целью и венцом всей музыки не должно быть ничто другое, кроме как вос­славление Бога и восстановле­ние души».

«Где есть благочестивая му­зыка - Бог всегда тут же, с Его любезным присутствием», - пи­сал И.С.Бах.

А другой гений, Людвиг ван Бетховен, считал, что «музыка должна высекать огонь из сер­дец».

 

Увы, для современного челове­ка эти высокие словеса - за «се­мью печатями».

«Восславление Бога»... «Восстановление души»... Что говорят эти слова современному человеку?

Что такое «благочестивая му­зыка» и где она сегодня? Где теперь те сердца, из кото­рых музыка призвана высекать огонь?

В наши дни они порой превра­тились не просто в камень, а в лёд или в пустой песок, который раз­метает ветер.

И в том-то и есть величайшая задача уроков музыки, чтобы, ми­нуя бесполезные морализаторс­тва, скучные упражнения и раз­дражающие наказания, коснуться сердец наших детей инструмен­том совершенно другого рода - и таким образом пробудить их.

Поэтому на вопрос: «Чем за­нимаются дети на уроке музы­ки?», кратко можно ответить так: они знакомятся с дивным миром музыки - с её красотой, с её язы­ком, с её вдохновлённостью.

Урок музыки открывает в душе тот орган, который со временем сможет воспринимать прекрас­ное, а позже, при определённом развитии, - и духовное.

«В детях с самых ранних лет должно развиваться чувство изящного, как один из первейших элементов человечности, - писал В.Г Белинский. - Влияние музыки благодатно, и чем раньше люди начнут испытывать его на себе - тем лучше».

 

О том, как развивается чувство изящного у некоторых современ­ных детей, хочется привести один курьёзный пример из жизни.

Как-то, гуляя в парке, я увиде­ла малышку, которую дедушка преклонных лет раскачивал на качельке. Девочке было лет пять. Девочка наслаждалась полётом и громко, на весь парк, с чувством распева­ла (очевидно, любимую мамину песню): «Ты скажи, ты скажи, чё те надо, чё те надо - может дам, может дам, чё ты хош»... Дедушка заметно конфузил­ся и пытался как-то уменьшить громкость, но маленькая певунья упрямо продолжала выпевать не­замысловатые куплеты популяр­ного в то время шлягера. Кончилось тем, что дедушка увёл певунью домой.

Так что, если в семьях, мягко говоря, не в силах противостоять потоку пошлости, которая вы­ливается на детей, и развивать в детях «первейший элемент че­ловечности», то пусть хотя бы не препятствуют делать это школь­ным учителям музыки.

 

Здравомыслящих родителей и педагогов, конечно, не может не тревожить, что в окружаю­щем нас необъятном море звуков слишком много музыки дурного вкуса, музыки примитивной, бес­таланной и порой - откровенно безнравственной.

Нередко приходится наблюдать за тем, как сами родители приви­вают своим детям извращённый эстетический вкус, погружая их в атмосферу непрестанно грохо­чущего «клубняка», в результате чего у детей формируется уверен­ность в том, что это - и есть насто­ящая музыка!

Поэтому нет ничего удивитель­ного в том, что дети с малых лет выпевают подобные «шлягеры», вызывая у окружающих взрослых смущение и натянутые «понима­ющие» улыбки.

С другой стороны, духовная культура - это всё-таки детище больше семейное, чем плод школьного образования. Ведь на уроки музыки в школе отводит­ся только один час в неделю - т.е. всего 4 часа в месяц (неделя за год!).

Но и, тем не менее, в условиях духовного обнищания народа и наблюдаемого ныне упадка нравственности, на учителях школы лежит особая моральная и профессиональная ответствен­ность.

Часто преподаватель музы­ки является первым человеком, который вводит ребёнка в мир прекрасного, в мир музыкальной культуры, в мир подлинной кра­соты и гармонии, помогает ребён­ку разобраться в окружающем его калейдоскопе звуков.

С древних времён воспитанию музыкой придавали большое зна­чение.

В дворянских семьях детей обя­зательно учили игре на фортепи­ано и вокалу, а также изобрази­тельному искусству и танцам.

И хотя богатая народная му­зыка сопровождала по жизни че­ловека и той эпохи, исполнить в публичном месте песню в стиле «может дам, чё ты хош» не могли себе позволить даже простолюди­ны - стеснялись.

Да и не было в то время подоб­ной пошлости. Казалось бы, прос­той необразованный народ сочинял песни яркие, насыщенные чувствами, «от сердца», а потому и до сих пор трогающие до глуби­ны души.

А всё почему? Потому что в этой душе, в этом сердце была вот та самая глуби­на, то самое богатство, которое мы сегодня называем одним сло­вом - «духовность».

Поэтому невозможно сформи­ровать гармонично развитую, духовно богатую личность, не припав к роднику народной, клас­сической и духовной музыки.

ЧТО ДЕЛАЮТ ДЕТИ НА УРОКАХ МУЗЫКИ?

На уроках музыки учащиеся учатся понимать, чувствовать му­зыку, вслушиваться, размышлять о чувствах человека.

Музыка, отражая жизнь, учит различать плохое и хорошее че­рез прекрасное.

Прекрасное - это Рай. И эта память о Рае, об утрачен­ном человеком блаженстве, заложена в нашем подсознании.

Неслучайно в речевом арсенале даже неверующих людей присутс­твуют фразы: «райская красота», «как в Раю», «ангельское пение»...

Этими словами человек воль­но или невольно как раз и опре­деляет то воистину прекрасное, которое на нашей земле - лишь слабый отблеск действительной райской красоты.

Один батюшка, побывавший после тяжёлой аварии в длитель­ной коме, рассказывал:

«Я был в удивительном месте, красоту которого совершенно невозможно описать словами. Даже самый воздух весь перели­вается там бликами, наподо­бие радуги, и также чудесно весь наполнен непередаваемой красоты дивными звуками. Я каждый раз заливаюсь слезами, когда вспоминаю об этом мес­те...».

Поэтому никак нельзя пре­уменьшать воздействие прекрас­ного на душу ребёнка.

Только это должно быть дейс­твительно прекрасное!

И тут мы встретимся с ещё од­ной проблемой: у детей часто совсем не развит сердечный ор­ган, который способен это пре­красное воспринять.

Вот чем занимается учитель с детьми на уроках музыки - он поэтапно, осторожно, многогранно касается струн души детей, всё больше утоньшая их к воспри­ятию истинно прекрасной музы­ки, вершина которой - музыка духовная.

В этом - суть внутренней рабо­ты учителя.

Она сокрыта от поверхностно­го взгляда, и учитель музыки не имеет порой понимания даже в среде своих коллег, считающих музыку несерьёзным или, как принято иногда говорить, «второ­степенным» предметом.

Но особенность прекрасного за­ключается в том, что оно возвы­шает душу - расширяя и углубляя её, переводя её из плоского, сплю­щенного состояния в состояние объёмное.

И именно путём внешне непри­метной работы учителя музыки ребёнок начинает чувствовать в своей душе необъяснимые шеве­ления, прилив света и радости, какую-то смутно осознаваемую возвышенность.

И всё это сияет на детских ли­цах, отражается в их глазах.

И каждый вдохновлённый учи­тель музыки мог бы об этом рас­сказать, ибо он это неоднократно видел в детях.

А с внешней стороны урок му­зыки состоит из нескольких, вза­имно обогащающих друг друга частей: пение, слушание музыки, ознакомление с элементами му­зыкальной грамоты.

Музыкальное воспитание, как считал В. А. Сухомлинский, это, прежде всего, не воспитание му­зыканта, а воспитание человека.

Поэтому для начала учитель учит детей сопереживанию.

По-иному начинает звучать ме­лодия, когда затронуты струны души ребёнка, когда он сопережи­вает, когда он начинает чувство­вать состояние человека, пере­данное музыкой.

Например, чувство грусти и любви Сольвейг, всю жизнь про­ждавшую своего возлюбленного («Песня Сольвейг» из драмы «Пер Гюнт» Сл. Г. Ибсена; муз.Э. Грига);

чувство дружбы, юношеской радости, задора («Мальчишки и девчонки» - муз. А. Островского, сл. И. Дика);

чувство полноты жизни, ожи­дания будущего («Прекрасное да­леко» из телефильма «Гостья из будущего» - муз. Е. Крылатова, сл. Ю. Энтина);

чувство дружбы, верности и взаимопомощи («Когда мои дру­зья со мной» из кинофильма «По секрету всему свету» - муз. В. Ша- инского, сл. М. Пляцковского).

Музыка есть любовь - во всём многообразии её проявления: лю­бовь к Родине, любовь к матери, к природе, к другу, к любимому.

Всё это находит своё воплоще­ние в песнях или произведениях для слушания.

И если в человеке удасться воспитать способность слушать и слышать - тогда есть надежда, что он услышит не только музы­ку, но и другого человека, смо­жет сопереживать, сострадать другому.

Через ознакомление с велики­ми музыкальными произведени­ями ребёнок приобщается к столь же великой любви.

Возможно, не все могут любить так, как любил Бетховен. Недаром ведь «Лунная соната» на протя­жении вот уже двух столетий ни­кого из слушателей не оставляет равнодушным.

Я лично была свидетелем того, как в течение нескольких минут преображались обычные совре­менные восьмиклассники, как у них на глазах наворачивались слёзы, когда мы в классе закры­вали шторы, слушали повество­вание о любви Бетховена к юной Джульетте Гвиччарди, а потом - зажигали свечи и слушали «Лун­ную сонату»...

После её окончания ещё не­сколько минут все молчали, на­столько глубокой была погружён­ность в музыку, а через неё - в великую любовь.

Вот над чем трудится учитель музыки!

Классическая музыка - это му­зыкальные шедевры прошлого и настоящего, произведения ис­ключительных художественных достоинств, которые составляют золотой фонд мировой музы­кальной культуры: сочинения Баха, Моцарта, Бетховена, Чай­ковского, Рахманинова и многих других выдающихся композито­ров.

Это - самая сложная область музыкального искусства, пос­кольку в центре классических музыкальных произведений сто­ят нравственные, религиозные и философские проблемы. Поэтому не только восприятие, но и ос­мысление музыкальных шедев­ров требует специальной подго­товленности школьников.

Ещё на уроках музыки дети учатся петь.

И, пожалуй, это один из самых главных элементов урока музы­ки. Не случайно раньше вместо «музыки» был урок пения. Этим подчёркивалось - насколько важ­но именно пение для погружения в музыку.

А почему?

Потому что пение - это свойс­тво человеческой души, это её потребность, это её реакция на чувства радости и ощущение счастья. Вот почему, когда челове­ка переполняют чувства - он поёт.

Во всяком случае, пел.

Ни одно застолье, ни одна встреча друзей не проходили раньше без песен, без гитары или аккордеона, без коллективного задушевного пения.

Сейчас былая певческая культу­ра, увы, практически утрачена.

В наше время о любви к песне напоминает разве что популя- ность караоке.

Хотя и оно демонстрирует об­нищание музыкальной культу­ры: песни нередко выбирают примитивные, пошлые, да и ис­полняют их порой на таком же примитивном уровне (впрочем, в силу своей музыкальной нераз­витости, даже не отдают себе в этом отчёт).

Так что и в этом смысле учи­тель музыки - созидатель.

Он учит детей петь, развивает слух и музыкальный вкус. А ак­тивное музицирование, каковым является пение, детей вдохнов­ляет и даёт живое ощущение со­причастности и близости к ним музыкального искусства.

Как-то читала в интернете вы­сказывание одной учительницы музыки о том, что, благодаря большому количеству классичес­кой музыки в программе, урок по­лучается оторванным от жизни, что материал должен быть более современным.

Какое заблуждение!

В школьной программе и без того вполне достаточно совре­менного материала.

Но только в старших классах, когда у детей уже сформирован хоть какой-то минимальный уро­вень музыкальной культуры на той же «несовременной» клас­сической и народной музыке, можно предложить к изучению музыку современную - джаз, рок, популярную музыку.

Педагог имеет моральное право называть вещи своими именами и не идти на поводу у современных детей, соглашаясь с ними, что «клубняк» (клубная му­зыка) или рэп - это «круто».

Хотя и здесь нужно проявлять максимальную деликатность, чтобы не обидеть тех, кто воспи­тался, увы, не на лучших образцах музыкальной культуры...

К этому вопросу мож­но подойти с юмором.

Поставить, к примеру, дивный романс о любви, показать романтичес­кую картину влюблённых, после чего, по контрасту, поставить пес­ню, типа «Ну что ж ты страшная такая?» - и продемонстрировать картинку современных влюблён­ных: оба - в рваных джинсах, с пи­вом в руках, с сигаретами в зубах, с висящим на девушке парне.

При этом можно задать детям вопрос: какая музыка, с их точки зрения, лучше всего подходит для сопровождения последней кар­тинки?

Найти эту музыку и включить её детям.

Эмоциональный фон урока при этом, несомненно, повысится, а правильные выводы ребята, ду­мается, сделают сами...

Что касается рок-музыки, то здесь необходимо рассказать де­тям о его возникновении, о его особенностях, непременно упомя­нув о том, что эта музыка возник­ла в эпоху, символом которой стал известный слоган: «Секс, нарко­тики и рок-н-ролл».

Претворение в жизнь этого де­виза, например, в творчестве рок- группы LedZeppelinвыливается в пропаганду разгульного обра­за жизни, разврата, наркотиков, язычества и оккультизма, в заиг­рывание с инфернальным миром и кощунством.

Рок-группа Rammstein воспе­вает сексуальное насилие и из­вращения, маниакальную шизоф­рению, занимается богоборчест­вом, доходящим до откровенного сатанизма.

Обязательно нужно познако­мить детей с «подноготной» жиз­ни западных рок-звёзд, многие из которых употребляли наркотики и покончили жизнь самоубийс­твом, рассказать о негативном влиянии рока на людей.

Нужно обязательно обратить внимание ребят на тексты рок- и рэп-песен - часто бездумные, пус­тые, написанные явно в каком-то наркотическом угаре:

«...Мы в центре всех событий, но вы нас не увидите, Контора плав­но опечатана, А так бы поскандировали парни­ши и девчата нам, Все голы засчи­таны, гостинцы упакованы, Над этим всем мы высоко летим...» (группа «Константа»).

Педагоги и родители должны иметь в виду, что такие молодёж­ные субкультуры, как «хиппи», «панки», «металлисты», «готы», «эмо» и т.п. всегда неразрывно связаны с определёнными жанра­ми рок-музыки.

Рок-музыка имеет большое количество направлений: от от­носительно «лёгких» жанров (танцевальный рок - рок-н-ролл, поп-рок, брит-поп) до откровен­но брутальных и агрессивных жанров - дэт-металла и грайн- дкора.

В любом случае, с рок-музыкой лучше не знакомиться бездумно, здесь нужен весьма жёсткий кри­тичный отбор. Эту мысль нужно донести детям.

А учитель музыки должен быть осторожен при подготов­ке уроков на тему рока, чтобы невольно не сделать рекламу музыке, способной ещё больше деформировать детскую душу, и без того подверженную нега­тивным воздействиям массовой культуры.

Отдельно хотелось бы сказать о музыке духовной.

Дух - это та часть нашей души, которая ведает Бога, которая ищет Его и в Нём одном способна найти покой. Поэтому духовная музыка - это музыка, вдохновлён­ная Богом - музыка одухотворён­ная и возвышенная.

«Сам Бог говорил над моим ухом», - свидетельствовал Бет­ховен, подобно многим и многим великим художникам признавав­ший, что сила, порождающая его музыку, неизмеримо выше чело­века.

«От избытка сердца говорят уста» (Мф. 12:34).

Так и композитор наполняет своё произведение тем, чем полна его душа. А слушатель потом при­нимает это наполнение в свою душу - если, конечно, она открыта для этого.

Такого слушателя и воспитывают учителя музыки на своих уро­ках.

Среди великих ком­позиторов трудно на­звать того, кто не обращался к образам и текстам Священного Писания, кто не писал бы духов­ную музыку.

Бах, Моцарт, Бетховен, Шуберт, Брамс, Верди...

Глинка, Мусоргский, Чайковский, Римский-Корсаков, Рахманинов, Ведель, Бортнянский, Чесноков...

Как только человек становится духовным - он начинает видеть в жизни проявления Божествен­ного. У него, как и у Ангелов, ко­торые непрестанно воспевают Творца, начинает петь душа.

Это и есть восславление Бога.

А через общение с Богом проис­ходит и восставление, т.е. преоб­ражение души.

В том числе - и путём приобще­ния к духовной музыке.

Духовная музыка - это венец музыкального восхождения.

Она незримо возводит наш дух на небеса.

Вот почему редкий человек ос­таётся равнодушным к церков­ной музыке, особенно, если он слушает её в храме - месте особо­го Божьего присутствия на земле.

С принятием на Руси хрис­тианства искусство рождалось вокруг алтаря. Оно расцветало в храме.

Таким образом, храм был колы­белью и центром духовной жиз­ни.

Недаром храм в старину возво­дили таким образом, чтобы его было видно отовсюду и все улицы и дороги вели к нему.

Нет выше музыки, чем церков­ные песнопения!

Даже если они (в чисто музы­кальном плане) не всегда так ласкают слух, как величайшие произведения музыки, то в духов­ном плане с их высотой не может сравниться ничто, ибо молитва - это условие, при котором наш дух соприкасается с Богом.

Всмотримся в любую Богоро­дичную икону...

Почему взгляды Марии и Бого­младенца не встречаются, не еди­нятся?

Это - одна из важнейших тайн иконы.

Она всегда обращена к моля­щемуся, всегда включает пред­стоящего человека в своё про­странство. И в этом внутреннем пространстве входит с ним в об­щение.

Вспомним гениальную «Трои­цу» Рублёва.

По трём сторонам престола с жертвенной трапезой сидят Трое.

Четвертая сторона престола пуста - она обращена к нам...

«...И к отворившему мне вой­ду, и вечерять с ним буду, а Он со мной...».

Таковой же должна быть и при­рода вхождения ребёнка в духов­ную музыку в школе. Постижение музыки - и в глубине сердца осоз­нание того, как же ты, ИМЕННО ТЫ, сможешь решить вечные про­блемы человеческого бытия: доб­ра и зла, любви и предательства.

Потому что она обращена к тебе, и для тебя в ней оставлено место.

«...И к отворившему мне вой­ду...»

Поэтому музыкальная культу­ра могла бы быть той зажжённой свечой, которая не погаснет во тьме.

Потому что уже - зажжена.

И тьма пошлости, разнуздан­ности, безнравственности и вся­кого зла не смогла бы объять на­ших детей...